Моя случайная гостья поволила трахнуть себя во все дырочки

Возвращаясь с работы в пятницу, я как обычно заглянул в расположенный неподалеку от дома бар. Я частенько сюда заглядывал, пропускал по рюмочке, а то и просто кружку, другую пива выпивал, когда было жарко. Вадик, бармен, меня хорошо знал и, как только я устроился возле стойки, тотчас налил сто грамм коньяку в пузатый бокал.

— Как настроение, Серый? — спросил он, подвигая в мою сторону выпивку.

— Все нормально, отдежурил, — махнул я рукой. — Теперь два дня выходных. Отосплюсь.

— Везет некоторым, — усмехнулся Влад, подходя к сидящей за стойкой женщине.

Вот тогда я и обратил на нее внимание. Темноволосая довольно хрупкая на вид молодая женщина сидела у стойки на высоком барном кресле, дымя тонкой коричневой сигаретой. Возле нее стояла парочка пустых бокалов и блюдце с ломтиками лимона. Она подняла палец вверх, призывая Вадика повторить. Ничего такая, симпатичная, насколько я успел заметить, разглядывая ее профиль.

Юбка до самого колена, но благодаря большому разрезу на боку, можно было увидеть длинную стройную ножку, упакованную в черные чулки. Да, именно чулки, потому что я, бросив пристальный взгляд, заметил кружевную резинку на открытом взору бедре. Верхнюю часть одежды составляла белая воздушная блузка, под которой угадывались очертания приличных по размеру грудей. На улице было не очень жарко, но и не прохладно, чтобы надевать чулки. Странно.

— Это кто? — спросил я одними губами, когда Влад, обслужив женщину, снова подошел ко мне.

— Первый раз вижу, — он только плечами пожал. — Второй час сидит. Виски со льдом и сигарету тянет помаленьку. Классная телочка, между прочим, — добавил он, подмигивая.

В этот момент в бар вошла компания из трех парней. Судя по виду, они уже изрядно приняли на грудь. Расположившись у стойки, они на какое-то время закрыли от меня незнакомку. Я выпил вторую порцию, когда вдруг до меня донесся довольно громкий возглас, скорее даже крик.

— Пошли все вон! Вон, я сказала!

Он донесся именно с того края барной стойки, за которым сидела до этого незнакомка. Я естественно, напрягся, почуяв неладное. В свое время я довольно активно занимался боевым самбо. Поэтому всегда мог придти на помощь нуждавшимся в ней. Что было не раз, особенно, когда я чувствовал, что могу помочь. Наверное, это был как раз такой случай. Двое парней из тех, что зашли в бар недавно, тащили под руки к выходу упиравшуюся женщину, в которой я без труда узнал незнакомку. Находившиеся в тот момент в баре посетители безучастно наблюдали за разворачивающимися событиями. Я же, не смог равнодушно смотреть на беззаконие. Двое борзых нахалов, подхватив женщину под мышки, буквально волокли ее по полу, третий шел позади, кривя на губах зловещую ухмылку.

— Эй, что происходит? — Не вытерпел я. — Отпустите женщину.

— Тебе чего, козел, жить надоело? — Осклабился третий. — Сейчас устроим.

Такого хамства, оскорбления я, естественно, стерпеть не мог. Двумя короткими ударами, благо он был буквально в двух метрах от меня, я вырубил говорившего. Кореша, тащившие упирающуюся женщину, замерли на месте. На их рожах застыл явный испуг. Воспользовавшись этим, женщина проявила вдруг необыкновенную реакцию. Саданув одного из них каблуком по ноге, она вырвалась из рук насильников и бросилась к выходу. Мне хватило буквально пары минут, чтобы отправить «бравых» парней в нокаут. Бросив одного из них через плечо, я вывернул его руку. Услышав хруст костей, отпустил. Второй был вырублен одним ударом моей ноги, пришедшим как раз в ухо. Он упал, как подкошенный с тихим всхлипом. Не люблю мразь!

— Пока, — бросил я прилипшему к стойке Владу, — завтра рассчитаюсь.

Окинув взглядом притихших посетителей этого злачного места, я вышел на улицу и тут же остановился. Сильный проливной дождь, скорее даже гроза, заставили отступить под прикрытие козырька. В отблесках единственного на всю округу фонаря я разглядел мечущуюся под струями воды одинокую фигурку незнакомки. Она безуспешно пыталась поймать машину.

Шлепая по лужам, я приблизился к ней, поймал за руку. Она дернулась, будто ее ударили током.

— Отвали… — вырвалось из ее рта, но, тут же, очевидно признав во мне своего спасителя, она извинилась. — Простите, я думала…

— Они больше вас не побеспокоят, — попытался я прояснить ситуацию. — Во всяком случае, в ближайшие пол часа.

В этот момент издали послышался вой полицейской сирены. Влад видимо все же вызвал ментов. Я по-прежнему именовал их именно ментами, потому что смена названия нисколько не изменила принципа их работы.

— Пойдемте быстрее, — потянул я незнакомку за собой, — нам от них не ждать ничего хорошего.

Она послушно пошла следом, спотыкаясь на неровностях тротуара. Только теперь я заметил, что она вся промокла и едва держится на ногах.

— Куда мы идем? — спросила незнакомка, когда я свернул под арку, ведущую во двор моего дома.

— Туда, где вы сможете прийти в себя и обсохнуть, — попытался я ее успокоить.

Она вскинула на меня удивленный взгляд, но больше не проронила ни слова, покорно следуя за мной. Пока мы добирались до дома, я тоже порядком промок, так что мы оба выглядели, как мокрые курицы. Давно такого дождя не было.

— Проходите, раздевайтесь, я сейчас вам халат принесу, — бросил я на ходу, стягивая с себя мокрую рубашку.

Порывшись в спальне, в шкафу, нашел большой махровый халат — не помню даже, откуда он у меня взялся. Моя случайная гостья по-прежнему стояла в прихожей, скорее всего так и не решив, что же ей делать.

— Вот, держите, — я протянул ей халат. — В ванной можете переодеться.

Она молча приняла у меня из рук одежду и, оставляя за собой мокрые следы, прошла в комнату. Глядя на спину незнакомки, я успел заметить, что сквозь мокрую ткань блузки не просвечивались очертания лифчика. Значит, она была без него. В голове зароились не совсем приличные мысли. Пока моя гостья переодевалась, я стянул с себя остатки мокрой одежды и одел легкие спортивные штаны — последний подарок моей ненаглядной.

— Я чайник поставлю, — бросил я в чуть приоткрытую дверь ванной комнаты. — Нужно согреться.

Ответа снова не последовало, и я пошел на кухню. Особых изысков у меня дома не было, поэтому выставил на стол только вазочку с прошлогодним вареньем и пачку печенья. Когда чайник на плите издал протяжный свисток, незнакомка появилась на пороге кухни, кутаясь в мой халат. Только теперь я ее смог хорошо разглядеть. Большие, широко распахнутые карие глаза, аккуратный носик, пухлые, я бы даже сказал чересчур, губки, копна влажных, слегка растрепанных волос — в общем-то довольно милый, привлекательный образ. На правой руке заметил парочку красивых золотых колец, на шее крупные звенья уходящей за отвороты халата цепочки.

— Они не промокли? — задал я вполне невинный вопрос, заметив, что она по-прежнему в чулках.

— Немножко, — качнула она головой, — на мне быстрее высохнут.

— Чай черный, зеленый? — спросил я, доставая из шкафчика чашки.

— А покрепче ничего нет? — спросила незнакомка, окидывая взглядом мое скудное угощенье. — Что-то меня знобит, — добавила она, передергивая плечами.

— Покрепче есть, — ответил я, вспоминая, что у меня могло остаться после прошлых выходных. — Коньяк, водка, вино?

— Лучше водки, — тотчас согласилась гостья, присаживаясь к столу.

Я вернулся в комнату, где у меня в стенке хранились запасы алкоголя. Запасы, конечно, громко сказано, но все же. Отыскал начатую бутылку «Абсолюта», коробку апельсинового сока и, прихватив пару фужеров, вернулся на кухню. Она сидела на табуретке, закинув ногу на ногу, и смотрела перед собой невидящим взглядом. В низком отвороте халата хорошо виднелась ничем не прикрытая грудь, но она, кажется, этого даже не замечала. Зато я заметил и снова испытал позыв желания. Недели две у меня не было секса, и накопившиеся гормоны требовали разрядки. Не спрашивая гостью, я налил в фужеры водки до половины, один протянул ей. Она молча взяла, разбавила ее соком и, не отрываясь, все выпила. Я последовал ее примеру, но соком только запил.

— Вот теперь хорошо, — пробормотала она, поеживаясь и передергивая плечами.

От этого ее движения халат еще больше распахнулся, открывая моему взору и вторую грудь.

— А сигаретка найдется? — спросила незнакомка, стягивая на груди отвороты халата.

Сигаретка нашлась, а вот с закуской были проблемы. Кроме куска чуть подсохшего сыра и пары яиц ничего больше не нашлось. Как раз завтра собирался в магазин, пополнить запасы. Правда моя гостья и этого не захотела. Выкурив сигарету, она вдруг засобиралась домой.

— Как же вы пойдете? — удивился я. — У вас же одежда сушится.

— Сушится? — в свою очередь удивилась она, оглядывая себя.

— Да. Мы же под дождь попали.

Она была в хорошем подпитии и, скорее всего, не очень соображала. А жаль. Мы выпили чаю и после этого она, вроде бы немного пришла в себя. Во всяком случае, согласилась со мной, что ей надо отдохнуть. Позволила проводить себя в спальню и повалилась на кровать, не снимая халата.

Обзывая себя последними словами, я вернулся на кухню и налил еще соточку. Привести в квартиру телку и не знать, что с ней делать. Надо же до такого додуматься. Не будешь же пьяную пороть. Хотя первоначально у меня даже мыслей таких не было, а вот когда разглядел, то сразу появились. Перекурив, я поплелся в комнату, устраиваться на диване. Хотя какой мог быть сон? Да и рановато было еще. Я не стал стелить постель, лег прямо так. Не хотелось будить незнакомку — постельное у меня в шкафу в спальне хранилось.

Думал, усну сразу после выпитого, но нет. Ворочался, перекатываясь с боку на бок, снова пошел на кухню, закурил. В квартире стояла звонкая тишина. «А, может, она не спит?» — подумалось мне. Все же не стал проверять, снова лег и, наверное, задремал.

Разбудил меня какой-то шорох, потом упало что-то. Скосив глаза на светящиеся стрелки настенных часов, определил, что скоро три будет. Чувствуя беспокойство, встал, направился к спальне. Только хотел приоткрыть дверь, как она сама вдруг распахнулась и моя гостья бросилась ко мне на шею, даже испугав немного.

— Они ушли? — спросила она, крепко прижимаясь ко мне и оседая всем телом.

— Кто уш… Ушли, ушли, — я решил успокоить ее, а потом уже разобраться, что она там себе надумала.

Приобняв ее за талию, я подтолкнул ее назад, поближе к кровати. Халат ее разошелся, и ее полные упругие груди уперлись в мою грудь, прогоняя остатки сна. Не удержавшись, я сунул вторую руку вниз, между ее бедер. Трусики были на ней и показались мне довольно влажными. Она, по-моему, до сих пор не понимала, где находится. Глядя мне в глаза, незнакомка вдруг снова прижалась ко мне всем телом, подалась вперед низом живота. Ее губы потянулись вверх, навстречу моим. Я буквально смял их горячим поцелуем, вырывая из ее груди глухой протяжный стон. Моя рука между тем уже вовсю хозяйничала между чуть расставленных ног, подбираясь к заветному местечку.

Оттянув полоску трусиков, двумя пальцами я погладил ее складочки, раскрыл их, чувствуя какая она влажная. Слегка задев клитор, я чуть не сошел с ума от ее громкого стона. Я еще крепче впился в ее губы, запуская внутрь язык. Бугорок клитора начал пульсировать под моими пальцами. Я и сам уже был на взводе, член рвался в бой. Второй рукой я скинул халат с ее плеч, оставляя в одних маленьких трусиках. Оторвав руку от ее промежности, я подтолкнул незнакомку к кровати, подхватил за талию и опустил на так и не разобранное покрывало. Маленький светильник над кроватью не дал возможности рассмотреть ее великолепное тело. Дотянувшись рукой до настенного бра, включил его.

— Выключи свет, — тихо пробормотала она, прикрывая рукой глаза.

Но разве можно отказать себе в удовольствии смотреть на эту прелесть. Она немного запрокинула голову, ее волосы растрепались на подушке, глаза закрыты, но длинные реснички подрагивают. Ее пышная грудь вздымается от глубокого дыхания, ноги судорожно подрагивают, маня к себе.

— Чуть позже, — ответил я ей, наслаждаясь увиденным и склоняясь над ней.

Я провел руками по изгибам, трогая, лаская каждый участок молодого упругого тела, ощущая, как оно трепещет от моей ласки. Она не возмутилась, когда я стянул с нее трусики. У меня голова пошла кругом, и шум в ушах стал нарастать из-за бурлящей крови, которая неслась по венам на немыслимой скорости.

Спускаясь дорожкой поцелуев к ее груди, я припал к набухшим соскам. Медленно и нежно я обвел кончиком языка ее твердые вершинки, всосал по очереди, затем свел налитые груди вместе, легонько укусил. Она застонала, выгнулась навстречу моим ласкам, что-то лепеча, потом замерла и снова начала извиваться.

Одним движением я стянул с себя трусы, коленом раздвинул пошире ее бедра, а затем медленно, сантиметр за сантиметром вошел в нее. Незнакомка ахнула прикусила губку, впиваясь пальцами в измятое покрывало. Я начал двигаться очень медленно, а у самого потемнело в глазах от нереального удовольствия находиться внутри нее. Поглаживая ее бедро, повел рукой по животу, гладкому лобку, ниже, к набухшему клитору. Лаская его круговыми движениями, залюбовался, как мой член двигается в ней, ловя ее стоны удовольствия. С каждым моим движением ее мышцы сжимали меня все сильнее и сильнее. Моя гостья то поднимала голову и смотрела на меня затуманенным взглядом, то запрокидывала голову и протяжно стонала, продолжая тонкими пальцами царапать покрывало. Она была нереально прекрасна в этот момент.

— Боже, как хорошо! — уже громко простонала она.

Я сильнее сжал ее бедра, чтобы она не ускользнула от меня. Полностью выйдя из нее, а резко толкнулся вперед, и она кончила, затрепетав всем телом, до боли сжимая мой член. Незнакомка замерла в немом крике, а потом громко застонала, наполняя комнату своим сладким голосом. Я все еще был в ней и старался еще продержаться.

Эйфория накатывает, когда она сама подалась попкой ко мне, вынуждая снова начать движение. И я снова двигаюсь. Сначала медленно и размеренно, наслаждаясь спазмами еще не отпустившего ее оргазма. Она обхватила мою шею, потянула на себя, целуя мои губы, продолжая стонать от каждого моего движения. Я стараюсь не сорваться, быть нежным, хотя сейчас хочется сделать это быстро и жестко.

Я потерял контроль, проник в нее глубже, почти до конца, затем подхватил ее дрожащие ножки, закинул себе на плечи, меняя угол проникновения на максимально глубокий. Я замер, чтобы поцеловать ее ногу, облаченную в ажурный чулок на моем плече, а затем срываюсь в бешеный темп. Веду пальцами по ее припухлым губам, погружаю палец ей в рот, который она тут же всасывает, обводя кончиком языка. Она распахивает глаза и смотрит на меня с таким вожделением и похотью, что я схожу с ума.

Еще пару резких и быстрых толчков и я выплеснул в ее податливое тело большую порцию своего семени, не заботясь о возможных последствиях.

Незнакомка тяжело дышала, продолжая тихо постанывать и содрогаться от судорог острого оргазма. Я снова приник губами к ее ножке, наблюдая за ней затуманенным взглядом. Она вся мокрая, с прилипшими к лицу волосами. Глаза закрыты, длинные ресницы подрагивают, грудь колышется, соски до сих пор набухшие словно просят их еще поласкать. Что я и сделал. Аккуратно снял ее ножки c себя, наклонился к ней нависая.

— Ты кто? — вдруг ошарашивает она меня вопросом, привставая на локтях.

— Сергей, — отвечаю я, трезвея под ее проникновенным взглядом и вставая.

— Сергей, — тянет она чуть охрипшим от волнения голосом, а затем опускает голову на подушку, поправляя растрепавшиеся волосы.

— Не помнишь? В баре ты была. Потом какие-то мудаки к тебе пристали, — попытался я освежить ее память. — Потом мы от ментов убежали и вот… Ко мне пошли.

Она прикрыла глаза, наверное, вспоминая, и даже не подумала прикрыться. Так и лежала, раскинувшись, выставив напоказ свои прелести. Что там вертелось в ее симпатичной головке, оставалось загадкой.

— И чего это я так напилась? — вдруг спросила незнакомка. — И трахнул ты меня, — опустив руку между бедер, будто проверяя, — добавила она, констатируя факт.

— Ты, по-моему, была не против, — попытался я ее успокоить. — Или не понравилось?

— Понравилось, понравилось, — ответила она, окидывая меня задумчивым взглядом. — Еще как понравилось.

При этом она подтянула одну ногу к груди, слегка качнула коленкой. Ее поза, и вообще, все ее похотливо выставленное на обозрение тело, снова вызвали у меня прилив возбуждения. Но, как только я присел рядом, она вдруг вскочила.

— Я в душ, — выкрикнула она, выскакивая из комнаты. Ее белые упругие ягодицы скрылись за дверью.

— Я тоже, — подумав с минуту, я последовал вслед за ней.

Первое, что я увидел, были черные ажурные чулки, брошенные на пол в ванной. Стройное гибкое тело, полускрытое стенками душевой кабины, привлекало большее внимание. Я открыл створки и тотчас поплатился за это. Тонкие пальчики ухватили меня за член и буквально втащили внутрь. Теплые струи накрыли меня с головой.

Плотно прижавшись ко мне, незнакомка принялась массировать моего героя, при этом вовсю терлась торчащими грудями о мою грудь, слабо постанывая. Я в свою очередь схватил ее за ягодицы, потянул на себя и впился в ее полуоткрытый рот жарким поцелуем. Снова накатила волна желания. Член поднял голову, твердея в женской ладошке. Я хотел было трахнуть свою гостью прямо там, но в тесной кабинке было очень неудобно это делать. Тогда я сунул руку между ее ног, запуская внутрь сразу три пальца. Женщина взвизгнула, дернулась и свободной рукой вдруг крутанула кран. Холодные, я бы даже сказал, ледяные струи мигом погасили мой порыв. Оторвавшись от нее, я выбрался из кабинки. Вслед за мной выскочила и она.

— Холодно как! — воскликнула она, дрожа всем телом.

— Ты же сама виновата, — упрекнул я гостью, закутывая ее в большое полотенце. — Пойдем, будем греться.

Мне показалось, что теперь, после ледяного душа, хмель окончательно выветрился из ее головы. Во всяком случае, теперь она смотрела на меня чистыми глазами. Я вытер ее полотенцем, с удовольствием пройдясь по соблазнительным формам, затем вытерся сам, наблюдая за тем, как она скользнула на разворошенную кровать и замерла там в ожидании.

— Как хоть тебя зовут? — спросил я, вспоминая соответствующий ситуации анекдот.

— Не важно, — качнула она головой, от чего влажные волосы разлетелись по плечам, открывая упругие груди. — Так даже интересней.

— Как знаешь, — кивнул я. — Понятно, что секс — еще не повод для знакомства, — добавил я, отбрасывая полотенце и заползая к ней на кровать.

Моя случайная гостья, мягко, по-кошачьи, выгнулась, раскрывая объятия. Я обнял ее, притянул к себе, поцеловал в припухшие губы. Она извернулась, повернулась на бок, прижимаясь к моей груди спиной. Нежная прохладная после душа кожа приятно холодила. Пропустив руки у нее под мышками, я обхватил ладонями груди, чувствуя, как от прикосновения ее попки снова оживает, наливается новой силой мой член. Незнакомка буквально утонула в моих объятиях, но исхитрилась, запустила руку между нашими телами, сжала в ладошке моего героя. Ее тело продолжало дышать, извиваться, из груди то и дело вырывался протяжный чувственный стон.

— Как мне хорошо! — воскликнула она, обнажая головку члена и выпячивая круглую попку ему навстречу.

Я тоже ловил кайф, лаская ее, сжимая груди, целуя в шейку и даже не сразу сообразил, что мой член стараниями незнакомки попал вовсе не в ту дырочку, в которой уже побывал. Уж больно тугой она оказалась. Но отступать было поздно, она сама наделась на него своей попкой и теперь потихоньку двигалась, насаживаясь на стоящий колом член. Не знаю, было ли ей больно в тот момент, но она, слегка постанывая, упорно шла к намеченной цели, пока мой, довольно крупный детородный орган не скрылся в ней полностью.

Я решил прийти к ней на помощь, стал тоже потихоньку двигаться, то вынимая его на пару-тройку сантиметров, то снова задвигая в девичий анус. Постепенно амплитуда движений стала больше, хриплые вздохи громче и вдруг моя гостья задергалась, выгнулась дугой, затрепетала всем своим телом, кончая на моем члене. Не знаю, как там устроено женское тело, но то, как она кончала от анала было что-то невообразимое.

По-моему она кончила не один раз, а может оргазм был таким продолжительным. В общем, у меня не было с чем сравнивать. Несколько минут я наслаждался агонией великолепного тела, а затем, не выходя из ее попки, перевернул ее на живот и продолжил начатое. Удерживаясь на руках, я трахал ее в задницу, вонзаясь на всю глубину, яички звонко шлепались по ягодицам, кровать ходила ходуном, но все же выдержала. Я кончил, выпуская внутрь ее тела обильную порцию своего нектара. Затем упал рядом, едва сдерживая дыхание.

Наверное, я все-таки умудрился заснуть, потому что, когда продрал глаза, часы показывали ровно восемь. Окинув взглядом комнату, я присутствия гостьи не обнаружил. Может на кухне? Встал, потопал туда, потом в ванную. Незнакомки и след простыл. Кроме дикого необузданного и такого горячего секса от нее остались лишь воспоминания, да еще пара черных чулок, валявшихся в ванной комнате на полу.

Комментировать
Комментарии (0)
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив